Добавить в избранное


БазыУчебные заведения
Центры прослушиванияЭмблемы и символика
Выбор оружияШтаб-квартиры
Обмен разведданнымиБункеры
Резидентуры в посольствахТехника спецслужб
Спецтюрьмы 
Разоблачения
Провалы
Скандалы
Реорганизации
Операции
 
 
ФСБ в регионах
Спецслужбы в СНГ
Пресса и спецслужбы
История
Шпионские процессы
Теракты
Группировки
Контроль гос-ва
Борьба с терроризмом
Спецназ

Партнеры

История рекламы
Трезвый взгляд на полезные вещи

Независимая оценка


Новости экономики
Онлайн-журнал о выборах


Доходы от коммерческого использования бункеров

Тоннели, бункеры, секретные командные пункты, безымянные здания – это большое государство, которое занимает  тысячи километров под землей и над ней. И досталось  России все это  по наследству. Сегодня единовластному господству спецорганов над секретными объектами приходит конец. Столичные  законодатели  разрабатывают планы по вытеснению ФСБ из зданий на Большой и Малой Лубянке. На месте чекистов в элитных домах заживут преуспевающие люди.


В советские времена  спецобъекты - бункеры, тоннели и "Метро-2" – строились  не только для руководства страны - ЦК и Совета министров, но и для стратегических ведомств - Минобороны, Минсредмаша, Минобщемаша и др. занимались строительством  в основном многочисленные тресты Главспецстроя Минмонтажспецстроя СССР,  т.е. обычные метростроевцы, которые привыкли что их охраняют люди  в форме с голубыми петлицами. За охрану этих объектов отвечало 15-е управление КГБ.
Строительство секретных помещений под землей  всегда было делом опасным для самих строителей.  Например, в Германии специалистов , рывших бункеры для фюрера, уничтожали. Есть  примеры, когда отечественные строители сталинских спецобъектов, набранные из зэков, которые после окончания  работ бесследно исчезали. Во времена застоя  действовали другие правила ,  контроль за утечкой тайн осуществлялся проще - всех спецстроителей старались селить в одном месте. К примеру,  тем, кто занимался строительством в  столице, выделяли квартиры в Одинцове. Помимо этих строителей, у каждого крупного  ведомства были  свои кадры - например, в Минобороны это Главное управление спецстроительства.
После завершения строительства,  объекты нуждались в повышенном  внимании: их надо было поддерживать и тщательно охранять. В результате к началу 90-х в стране сформировалась огромная, громоздкая система строительства и охраны спецобъектов, разбросанных по всей стране.
К тому времени, деньги , выделяемые из бюджета на эти цели, стали стремительно таять. И даже обслуживание построенного и вырытого превратилось в проблему.  Тогда, то  и зашла речь о конверсии спецобъектов.  Однако понятие  "государственная тайна" пугало  бизнесменов, которые могли бы вложить в это деньги.  Было непонятно, как  можно использовать какой-нибудь танковый тоннель в центре Москвы, можно ли превратить его в подземный гараж.  Пока российские бизнесмены думали, на помощь запуганным гостайной чиновникам пришли американцы.
Самый перспективный  рынок  в начале 90-х - связь, а самым лучшим клиентом - корпоративный. Правда , тянуть к каждой конторе оптико-волоконный провод из здания оператора через весь город  было очень  дорого.  В связи с этим все компании стали подключаться к старой сети МГТС. Качество связи, конечно  плохое.
Американская компания "Эндрю Корпорейшн" предложила  проводить  провода через метро, где лишний кабель вдоль стены тоннеля никому не помешает. Помимо этого,  у подобного  способа есть еще одно преимущество - повредить кабель, спрятанный в глубине охраняемого метрополитена, непросто. Рынок был захвачен  молниеносно.  Остается за кадром,  как именно договаривались американцы с метрополитеном, который является стратегическим объектом, но в 1992 г. "Эндрю Корпорейшн" создала два совместных предприятия: "Макомнет" с Московским метрополитеном и "Метроком" с Санкт-Петербургским. В следующем году обе сети соединили, создав компанию "Раском". По нашим данным, провода "Макомнета" сегодня проложены не только по линиям обычного метро, но и по маршрутам сверхсекретного "Метро-2".
Бурная деятельность  под землей американцев принесла  неожиданные заказы  спецстроителям. Работу по прокладке кабелей для "Макомнета" выполняет компания "Спецмонтажавтоматика" - трест, который с 1975 г. строил объекты для таких ведомств, как Минобороны, Минобщемаш, Минавиапром, и участвовал в строительстве космических стартовых площадок на Байконуре и в Плесецке.
После захвата рынка, "Эндрю Корпорейшн" стала монополистом, и могла устанавливать цены исходя только из собственных интересов. Понятно, что  это раздражало конкурентов. В итоге  все 90-е годы между московскими операторами и "Макомнетом" велась незримая борьба: СП метрополитена не разрешало чужакам прокладывать собственные каналы, а наземные операторы не выпускали "Макомнет" на поверхность,  и не разрешали тянуть сеть на земле. Сложно сказать , кто в итоге  выиграл эту войну, но в ноябре 2001 г. все совместные предприятия "Эндрю Корпорейшн" в России продали группе "Менатеп".
 Понятно, что подобным образом нельзя решить проблемы всех спецобъектов, а власть требовала снизить расходы на их содержание. В июне 1998 г. правительство приняло постановление "Об утверждении программы экономии государственных расходов".
В тяжелой ситуации оказалось Главное управление спецпрограмм президента (ГУСП). Они обслуживали  подземные стратегические объекты Москвы: бункеры, подземные пункты командования и так называемое "Метро-2". Распоряжаясь секретным подземельем, ГУСП контролирует также огромные площади на поверхности.
ГУСП  должен был уменьшить расходы на 27,7 млн руб. "за счет перевода спецобъектов в режимы ограниченного функционирования и частичной консервации". Но , заниматься коммерцией управлению спецпрограмм  запретили, в отличие, например, от ФАПСИ, которому позволили продавать услуги правительственной связи.
Как следствие,  пространство для маневра у ГУСП сильно сократилось. Решение оказалось простым.  На самом деле,  построив большое количество бункеров, их хозяева получили возможность контролировать территории, которые находятся над ними. Причем, организации, которые решили строить что-либо рядом с такой спецзоной, обязаны были  получать разрешение практически на каждый вид работ.
В тот момент,  в Москве  стали действовать по хитроумной  схеме: спецслужба освобождает под строительство часть своей территории и дает разрешение на проведение работ, а взамен получает квартиры в новых жилых домах.
Родителями схемы стали два генерала: Александр Царенко, три года руководивший московским управлением ФСБ, и Александр Перелыгин, долгое время работавший в том же управлении и по совместительству состоявший советником столичного мэра по безопасности.
В июне 2000 г. Царенко стал руководть  ГУСП, а весной 2001 г. Перелыгин был назначен  на работу  в мэрии. Он стал  замруководителя департамента инвестиционных программ строительства Москвы. Его назначение  в тот период вызвало множество споров, но вскоре ситуация стала преельно ясной: новый заместитель стал приносить такие строительные заказы, которые, кроме него, не мог принести никто. Фактически он связал  спецслужбы  и строителей.
По такой схеме сейчас хотят возвести  огромный жилой комплекс на Мичуринском проспекте.  В июле 2001 г. вышло постановление правительства Москвы, благодаря которому у ГУСП изъяли участок площадью 1,53 га под строительство жилого комплекса по адресу: Мичуринский проспект, квартал 396. За отданный участок земли управлению обещают выделить 30% квартир. По мнению специалистов, это не самые выгодные условия для инвесторов.
Понятно, что  Мичуринским проспектом чиновники не ограничатся. По некоторым данным, сейчас   по такой же схеме префектура Центрального округа разрабатывает программу реконструкции квартала Большой и Малой Лубянки, где, насколько известно, инвестором должен стать Департамент инвестиционных программ строительства. Если программа будет принята, всю эту территорию застроят элитными домами, а для нужд спецслужбы выделят только одно здание.
А вот проблема более насущная для ФСБ  - строительство здания Академии ФСБ на Мичуринском, 70, - до сих пор не решена. И это несмотря на то, что этим занимается руководитель УФСБ по Москве и области Виктор Захаров, а курирует Петр Переверзев, руководитель департамента обеспечения деятельности ФСБ. Все это говорит об одном: владения когда-то могущественного ведомства и дальше будут неуклонно сокращаться.
Экскурсии в подземелье
Первооткрывателями стали  в Самаре. Во время Великой Отечественной город рассматривался как резервная столица. Поэтому в 1942 г. 600 метростроевцев построили за девять месяцев подземный командный пункт для Сталина (глубина - 37 м, пять этажей). О его существовании стало известно  только в 1990 г. Сегодня он превращен в музей.
В сентябре 1999 г. такой же музей,  открыли и в Москве. В Измайлове, в подземном командном пункте времен Великой Отечественной войны, открылся "Бункер Сталина" - филиал Музея Вооруженных сил. Располагается музей на территории АО "Физкультурно-оздоровительное предприятие (ФОП) "Измайлово". Здесь, под стадионом, еще в 30-е годы XX века был построен запасной командный пункт Верховного главнокомандующего. Сейчас бункер можно посетить по предварительной договоренности. Принимаются заказы для групп не менее чем из 10 человек.
В 2002 г.  Открыли музей  в Саратове.  Сейчас там ведуться раскопки на Соколовой горе. После того как местный журналист  случайно нашел в архиве акт о сдаче специального командного пункта, гору исследовали геологи и выяснили, что в южном склоне на глубине от 2 до 20 м находится железобетонное сооружение площадью до 10 тыс. кв. м. Были онаружены  и очевидцы строительства, которые помнили, что стройкой занимался  Берия и Власик - начальник личной охраны Сталина. В августе 1942 г. бункер был сдан в эксплуатацию, но никогда не использовался по назначению. Когда бункер окончательно отроют, он будет превращен в музей.

Rambler's Top100
О проекте | Новости сайта | Реклама на сайте | Сотрудничество