Добавить в избранное


БазыУчебные заведения
Центры прослушиванияЭмблемы и символика
Выбор оружияШтаб-квартиры
Обмен разведданнымиБункеры
Резидентуры в посольствахТехника спецслужб
Спецтюрьмы 
Разоблачения
Провалы
Скандалы
Реорганизации
Операции
 
 
ФСБ в регионах
Спецслужбы в СНГ
Пресса и спецслужбы
История
Шпионские процессы
Теракты
Группировки
Контроль гос-ва
Борьба с терроризмом
Спецназ

Партнеры

В курсе последних событий
ИНтернет-журнал о товарах и услугах

Регистрация фирм ООО
Характеристики автомобилей

Секреты бизнеса
Трезвый взгляд на полезные вещи


Досье «Фэарвелл»

Сотрудники французских спецслужб считают эту операцию одной из величайших в истории.  По результатам и последствиям ее действительно можно отнести к разряду великих.  Но если смотреть с оперативных позиций, она была вполне заурядной.


В  1981 году один француз принес в помещение французской контрразведки два письма. В одном из них  он сообщал, несколько месяцев назад его знакомый из Советского Союза  передал ему в Москве письмо  для французской спецслужбы УОТ.  О чем пишется в этом письме, француз не знал. Он говорил, что его друг,  принадлежит к членам  государственной власти СССР, хотя  место работы назвать не может.
Россиянин в своем  письме  ничего не сообщал о своей работе, но написал, что в 1960-х годах работал  в советском посольстве в Париже и теперь хочет  оказать услугу Франции. О своих   мотивах он ничего не писал.  Письмо заканчивалось  подписью где авто указал свою фамилию, именя и отчество.
Проверка спецслужб подтвердила, что человек с такими данными действительно был сотрудником советского посольства.  Кроме того, велась подготовка к его  вербовке, так как были известны его профранцузские настроения. Но она не состоялась, "объект" отозвали  в Москву в 1967 году.
Точки зрения у  французских службистов  разошлись. Одни говорили,  что это провокация, и если французы заглотнут этот крючок, то утонут в потоке дезинформации. Другие считали, что  нужно рискнуть.  Победила вторая точка зрения, операции  было присвоено  кодовое название "Фэарвелл".
Французу, который доставил в посольство  письмо,  стал связным, за что впоследствии  был награжден орденом Почетного легиона.  Через несколько недель он вернулся из СССР с пакетом  документов.  Они оказались настолько важными,  что вместо связника-любителя стал нужен  связник-профессионал.
Из информации, которую  сообщил о себе новый агент, стало понятно, что он занимал ответственный пост в управлении "Т" Первого главного управления КГБ и  у негобыл доступ ко всем делам научной и технической разведки, владел информацией не только по структуре  родного управления, но и знал всех   офицеров как в Москве, так и в резидентурах, кроме этого знал имена иностранных агентов.
С  весны 1981 по осень 1982 года, "Фэарвелл" отправил  УОТ четыре тысячи абсолютно  секретных материалов.  Никогда еще  Запад не имел столь полные сведения, они  были  более значительны, чем полученные  от знаменитого шпиона Пеньковского, сотрудника ГРУ.
"Фэарвелл" ничего не требовал  за информацию.  Все переправленные  им атериалы имели  гриф "Совершенно секретно", имели № 1 и были изъяты  из кабинета начальника управления "Т".  На многих стояла  резолюция и личная подпись Ю.В. Андропова, бывшего  в то время Председателем КГБ, а на одном была резолюция самого Л.И. Брежнева — Генерального секретаря партии и главы государства.
"Фэарвелл"  детально   расписал структуру учреждений СССР, которые руководили, анализировали, координировали работу научно-технической разведки и сами участвовали а ней, начиная с Военно-промышленной комиссии (ВПК), включая Всесоюзный институт межотраслевой информации (ВИМИ), Государственный комитет по науке и технике (ГКНТ), Академию наук, Министерство внешней торговли, Государственный комитет по внешнеэкономическим связям (ГКЭС) и кончая резидентурами ГРУ и Военной разведки. Очень подробно  "Фэарвелл"  расписал методы сбора информации, как легальные, так и агентурные, с использованием ярмарок, выставок, салонов, научных форумов.
Базируясь  на полученных от "Фэарвелла" списках агентов, которые работали в десятках стран, западные контрразведки сумели арестовать многих из них, например Пьера Бурдьола во Франции, Манфреда Реча в Западной Германии, а ФБР разоблачили  двух американцев,  которые работали  на СССР, — Уильяма Белла и Джеймса Харпера. Беллу была доступна  информация в области разработк  радарных систем, ракет класса "воздух — воздух" и "земля — воздух", по данным ФБР, за три года  до своего ареста, помог Советскому Союзу  не потратить  средства исчисляемы миллионами   и много времени  научных исследований. Джеймс Харпер, инженер-электронщик, передал  множество сверхсекретных документов касающихся межконтинентальных  баллистических  ракет.
"Фэарвелл" снабдил французов подробными  конкретными данными  о типах и видах научно-технических разработок, плученных  советскими шпионами  в 1970-е – начале 1980-х годов.
На материалах  полученных от "Фэарвелла"  в марте 1983 года шеф французской контрразведки доложил президенту Миттерану справку и список офицеров КГБ и ГРУ,  которые были наиболее активны во  Франции.  Миттеран лично выбрал  из сотни предсавленных  фамилий  47 для департаци.  Среди выдворенных,  по мнению французов  15 работали по линии "ПР" (политическая разведка), 12 по линии "Х" (научно-техническая разведка) и 5 относились к ГРУ.
Тогда же  из большинства  стран мира были депортированы  148 советских граждан: 88 из США и Европы (включая 47 выдворенных из Франции). Это было резким скачком по сравнению с 1982 годом (34) и,  конечно же было  следствием досье "Фэарвелл".
Был у этого дела и политический рехзонанс. В  1981 году  президентом Франции стал член социалистической партии Франсуа Миттеран. В составе его правительства были  и коммунисты. В связи с этим,  на очередной встрече "семерки" в Оттаве, в июле 1982 года, на Миттерана смотрели  насторожено. Не скрывал сове недовольство  недавно избранный президент США Рональд Рейган.
Правда, через несколько дней  Рейган резко изменил свое отношение к Миттерану.  Дело в том, что во время  личной беседы Миттеран отдал  Рейгану досье "Фэарвелл", что сразу понятно, они вместе.
Как считает французский  публицист  Тьерри Вольтон, досье "Фэарвелл" стало главным  в разоблачении целей Советского Союза на Западе и стало понятнй  победой запада  в борьбе "против невиданного научного и промышленного грабежа, которым всегда занимался СССР". Кромеэтоо, он раздели историю с советским шпионажем на два периода  "до" и "после" дела "Фэарвелл".
Но как ни странно,  это дело показало  блестящие успехи советской разведки. Анри Реньяр, ответственный  работник французской контрразведки, который изучал  досье "Фэарвелл",  в последствии  писал в журнале "Дефанс насьональ" в декабре 1983 года: "Советский Союз сумел в ходе систематического сбора информации в высокотехнологических областях западной промышленности овладеть целым рядом ключевых или потенциально ключевых элементов обороны свободного мира, что серьезно подрывает превосходство Запада над Востоком и отрицательно сказывается на нашей собственной безопасности… Невозможно однозначно и точно оценить результаты, достигнутые Советским Союзом в области сбора научной, технической и технологической информации… Советский Союз также получил бесценные сведения о направлениях развития современных систем вооружения, о возможностях и способности к мобилизации Запада".
Чем же закончилось досье "Фэарвелл"?
Осенью 1982 года, когда к власти пришел Юрий Андропов, от "Фэарвелла" просто перестала появляться  информация.  УОТ не проявили  беспокойства, но в начале 1983 года французская контрразведка удостоверилась, что "Фэарвелл" замолчал окончательно.
Французы считают, что финал агента "Фэарвелла"   не связан с его шпионской деятельностью и УОТ не сделала ни одной  ошибки,  причем  КГБ не подозревало о нем.  Есть данные и о том, что в действительности "Фэарвелл", офицер Службы внешней разведки Ветров, был взят под стражу в 1982 году в связи  с убийствм своей любовницы. В процессе следствия выяснилась и его шпионская работа. Он был судим и расстрелян в 1983 году.
 
 
 
 
 
 
 
 

Rambler's Top100
О проекте | Новости сайта | Реклама на сайте | Сотрудничество