Добавить в избранное


БазыУчебные заведения
Центры прослушиванияЭмблемы и символика
Выбор оружияШтаб-квартиры
Обмен разведданнымиБункеры
Резидентуры в посольствахТехника спецслужб
Спецтюрьмы 
Разоблачения
Провалы
Скандалы
Реорганизации
Операции
 
 
ФСБ в регионах
Спецслужбы в СНГ
Пресса и спецслужбы
История
Шпионские процессы
Теракты
Группировки
Контроль гос-ва
Борьба с терроризмом
Спецназ

Партнеры

Женщина и...карьера
Выборы за рубежом

Школьные будни
Новости России и мира

Главные новости
Онлайн газета Факт.ру


Становление спецслужб Российского Флота

   Контрразведка  в российском военно-морском флоте была организованна  на двенадцать лет позднее, чем соответствующая служба в императорской армии.  Центральные аппараты органов борьбы со шпионажем в большинстве стран образовывались при Генеральном штабе; Морской Генеральный штаб в России как высший орган оперативного руководства флотом был создан «по высочайшему повелению» лишь в апреле 1906 года.


В соответствии со штатным расписанием, в его состав входило  иностранное отделение. Главные  задачи отделения  состояли  в сборе нужной информации о строительстве, намерениях  использования морских сил противников России. Кроме этого, координация работы  военно-морских агентов в Швеции, Германии, Италии, Турции и некоторых других странах.  Иностранное отделение и аппараты военно-морских агентов совместно  с разведкой занимались работой по выявлению организаций и лиц,  которые осуществляют  подрывную деятельность против российского флота.  Правда, отсутствие специальных органов контрразведки не могло дать какую-либо четкость и целенаправленность в борьбы со шпионажем,  и конечно сохранение  государственных секретов.
 В то время в России  проводилось полная реорганизация  органов управления флотом. Работу возглавил назначенный начальником Морского Генерального штаба капитан 1-го ранга Л. А. Брусилов.  Возрождать флот предполагалось в основном  через воплощение  продуманной судостроительной программы. Предполагалось,  что завершить ее нужно в очень  короткий срок,  в связи с возможностью  большой европейской войны.
 Правда, в то время никто из  руководителей флота  не  думал над необходимостью  развития контрразведки в области  кораблестроения.  Этим   важным  делом занимались  жандармские власти  и неразвитая  контрразведка  Главного Управления Генерального штаба. Понятно,  что, не зная флотской специфики, не будучи посвященными в вопросы кораблестроения,  работа велась формально .    
    Подобное  положение было нормой  в течение первого года мировой войны. В апреле 1915 года  у агентов парижской резидентуры русской политической полиции была информация  о том, что  немецкая разведка собирается  организовать диверсии на заводах,  которые работают  на флот. Немецкий агент  Департамента полиции «Шарлю»  должен был  взорвать один из сильнейших российских боевых судов - линейный корабль «Императрица Мария».
 Эта информация не могла пройти не замеченной,  и  подтолкнула моряков на давно назревшие организационные шаги.  В сентябре  1915 года морской министр адмирал И. К. Григорович направил  генералу А. А. Поливанову, который был  председателем Особого совещания по обороне государства, письмо.  В нем адмирал писал,  что с 1912 года немцы и австрийцы стали проявлять большую активность по изучению морских сил России и с началом боевых действий противник сумел «глубоко проникнуть во все области военно-морского дела».  Адмирал заявил, что контрразведка военного ведомства, которя перегружена  своей основной работой, не справляется  с задачами флота  и предлагал выделить морскую контрразведку в самостоятельную организацию. Одновременно с письмом  был отправлен разработанный МГШ проект Положения о морских контрразведывательных отделениях.  Григорович просил  Поливанову высказать свои предложения.  На самом деле это была только  формальность, моряки уже приняли решение и отказываться от него не собирались.  В разработанном документе задача морских КРО была сформулированна так: «Борьба с военно-морским шпионством и вообще воспрепятствования тем мерам иностранных государств, которые могут вредить интересам морской обороны Империи». Планировалось  создать контрразведывательное отделение Морского Генштаба,  а также финляндское, балтийское, беломорское, тихоокеанское и черноморское отделения. Если возникала нужда по указанию начальника МГШ могли быть организованы и другие структуры  контрразведки, в том числе в морских крепостях.
    Самым активным в создании контрразведки  было командование Черноморского флота. Уже 14 октября 1915 года начальник штаба Верховного Главнокомандующего генерал М. Н. Алексеев утвердил Положение о разведывательном и контрразведывательном отделениях штаба. Возглавил оба  органа  третий помощник флаг-капитана флота, причем специально оговаривалось, что он должен быть «основательно знакомый на практике с разведкой и контрразведкой». В 1915 - 1917 годах эту должность занимал капитан 2-го ранга Нищенков, а начальником контрразведывательного отделения был  ротмистр Автономов, откомандированный из Севастопольского жандармского управления. Через год  начали  работу  КРО на других флотах и в Финляндии.
     Взрыв  на новейшем  линкоре  «Императрица Мария» в октябре 1916 года,  заставила руководство МГШ задуматься. Основной версией происшествия  считалась диверсия германских агентов. Начальник Морской Регистрационной службы МГШ капитан 2-го ранга В. А. Виноградов выполнил нужные шаги по улучшению  работы военно-морских агентов в области внешней контрразведки, а в начале 1917 года стал инициатором  созыва  представительного совещания, на котором решался  один вопрос – «О сформировании морской контрразведки».  Кроме  самого Виноградова, на совещании были  руководитель разведывательного делопроизводства ГУГШ Генерального штаба полковник М. Ф. Раевский,  начальник Центрального военно-регистрационного бюро ГУГШ полковник В. Г. Туркестанов,  заместитель Виноградова подполковник А. И. Левицкий, начальник КРО штаба Петроградского военного округа полковник В. И. Якубов и глава Петроградского морского КРО полковник И. С. Николаев.   Итогом стал приказ, вышедший  12 февраля 1917.
     Правда,  воплотить  приказ в жизнь  не удалось, потому что  сразу  после Февральской революции  жандармское ведомство прекратило свое существование. Причем  все его офицеры уже зачисленные в контрразведку, должны были быть немедленно  уволены.  Помощник начальника контрразведки Черноморского флота С. М. Устинов позднее писал, что организованная Севастопольским советом комиссия постановила полностью реорганизовать КРО, а затем заявила об  тщательной чистке  персонала. «Все члены департамента полиции, - писал Устинов, - и агенты бывшего окраинного отделения были уволены. Эта мера лишила контрразведку опытных работников, в некотором отношении даже незаменимых». Подобная  ситуация сложилась и в Петрограде. Приказом по Морскому Генштабу от 26 апреля 1917года Петроградское морское КРО было переформировано, а его начальник полковник И. С. Николаев уволен. Вместо него руководить отделением стал прапорщик Серебряков.
 Несмотря ни на что,  флотская контрразведка оказалась в более выгодном отношении, чем подобная армейская служба. Видимо сыграло роль, что в ее  составе  было значительно меньше бывших жандармов, а, следовательно, сохранила имеющих достаточный опыт офицеров и военных чиновников. Помимо этого, КРО Морского Генштаба, понимая необходимость развития внешней контрразведки, продолжало рботу  за пределами Российской империи в тесном сотрудничестве  с военно-морскими агентами. Следовательно, офицеры-контрразведчики значительно меньше втягивались во внутриполитические события.
Как следствие,  Морская регистрационная служба помимо того что сохранилась, но и продолжала свою деятельность  в период Временного правительства. Ее руководитель В. А. Виноградов создал  для обучения сотрудников специальную инструкцию по ведению контрразведки.     
  Будучи патриотами России,  морские разведчики и контрразведчики  видели, что  Временное правительство очень слабо и не исключали возможности  захвата власти более радикальными  партиями, наприер, большевиками.  Их, разведчики  считали, как и основная масса офицеров армии и флота, врагами России. Кроме этого, они считали большевиков если не прямыми немецкими агентами, то опорной базой врага.       
 После прихода к власти большевиков Регистрационная служба Морского Генштаба активизировала свои контакты с английской морской разведкой. При поддержке  и по инициативе секретаря российского посольства в Англии В. Д. Набокова в апреле - мае 1918 года была создана строго законспирированная организация «ОК». В нее вошли офицеры флотской разведки и контрразведки. Первым руководителем  был назначен лейтенант Р. А. Окерлунд,  который руководил в 1915 - 1917 годах морской  контрразведкой  в Скандинавии и  был уволен со службы советскими властями.  Приехав в Советскую Россию в мае 1918 года для передачи  дел и доклада о проделанной работе, Окерлунд  связался  с офицерами Морского Генштаба, и конечно же  с начальником Регистрационной службы В. А. Виноградовым, его заместителем, а затем приемником А. И. Левицким, начальником военно-морского контроля (бывшего контрразведывательного отделения) А. К. Абрамовичем и некоторыми другими сотрудниками разведки и контрразведки.  Они все  согласились  работать в организации «ОК», причем  зная, что она работает против большевиков и подконтрольна англичанам. Окерлунд имел личную связь с военно-морским атташе Англии капитаном Ф. Кроми. Таким образом, центральный орган флотских спецслужб фактически начал работать против советской власти.
    ВЧК вряд ли смогла бы раскрыть деятельность моряков, поскольку  в тот момент ее розыскные аппараты  небыли  на должном уровне. Помог случай. Из Скандинавии возвратился крупный агент флотской контрразведки «Ланко», который в октябре 1918 года рассказал ВЧК и лично Ф. Э. Дзержинскому о шпионаже работников  Морской Регистрационной службы. В ходе  проведенной чекистами операции почти все руководители и ответственные работники Регистрационной службы были арестованы.
 Еще до начала судебного процесса с содержанием работы флотских спецслужб был ознакомлен  член ВЦИК В. Э. Кингисепп. В своей докладной записке он писал: «Регистрационная служба в совокупности с Морским контролем Генмора является филиальным отделением Английского Морского Генштаба. В документах  Морского Контроля нет инфорации, коорая позволила бы  предположить, что морская контрразведка была направлена против англо-французов и союзнического шпионства... главное внимание Морского Контроля Генмора была обращено на действия и распоряжения Наркомвоена Троцкого».  Кингисепп настаивал на немедленной  реформации Регистрационной службы, Военно-морского контроля  и даже всего  Морского  Генерального штаба, а их руководителей привлечь к ответственности.
    По приговору Верховного трибунала в апреле 1919 года Р. А. Окерлунд и начальник ВМК А. К. Абрамович были расстреляны за шпионаж в пользу союзников. Начальник Регистрационной службы А. И. Левицкий и его помощник А. М. Сыробоярский были заключены в концентрационный лагерь до окончания Гражданской войны. Понесли наказание и другие офицеры, работавшие в спецслужбах флота.
  В августе  1919 года начальник Морских сил А. П. Зеленой и члены Реввоенсовета попросили РВСР восстановить контрразведку в виде Особого отдела БФ из-за перегруженности Петроградской ЧК.  И только в середине 1920 года ВЧК учредила Особый отдел Черного и Азовского морей, а через год и аналогичный орган на Балтийском флоте. Примерно в это же время было создано морское отделение в Особом отделе ВЧК в Москве.

Rambler's Top100
О проекте | Новости сайта | Реклама на сайте | Сотрудничество